Автор: Пресс-служба Президента России | 07.08.2014 | 1:13 | В рубриках: Президент РФ
Владимир Путин и Александр Галушка

Владимир Путин и Александр Галушка

Глава ведомства информировал Президента о программах комплексного развития Дальнего Востока, ликвидации последствий паводка. Обсуждались также перспективы создания территорий опережающего развития и реализации инвестиционных проектов в регионе.

В.ПУТИН: Александр Сергеевич, сколько Вы уже работаете?

А.ГАЛУШКА: Девять с половиной месяцев.

В.ПУТИН: Девять с половиной месяцев. Уже надо, чтобы что-то на свет появлялось.

А.ГАЛУШКА: Владимир Владимирович, работа наша началась в период паводка. И конечно, первые месяцы нашей работы были посвящены ликвидации последствий чрезвычайной ситуации.

На текущий момент Министерство держит ситуацию на полном контроле. Мы фактически исполняем роль координатора: Министерство координирует деятельность различных федеральных органов власти, регионов, муниципалитетов. Понимаем ситуацию, оперативно реагируем на обращения граждан и на те проблемы, которые возникают.

Понимаем, что некоторые сложности возникали по ходу ликвидации ЧС. Но в целом мы выходим на ситуацию, когда критическая масса жилья будет подготовлена к 1 сентября этого года, а оставшаяся часть – об этом Вам губернаторы уже докладывали – к 30 сентября, как это и установлено Вашим Указом.

В.ПУТИН: В Магадане проблемы сейчас.

А.ГАЛУШКА: Да, в Магадане проблемы сейчас, но с учётом той практики, которая наработана за это время в ходе ликвидации ЧС, мы с МЧС, естественно, в постоянном контакте находимся, всё-таки мы эту ситуацию проходим, она чрезвычайная, но проходим в штатном режиме.

Ликвидация чрезвычайной ситуации – это, конечно, вызов, это, понятно, особая задача. Но с первого дня своей работы мы, естественно, перед собой ставили вопросы развития Дальнего Востока, подъёма Дальнего Востока.

Для нас было очень важно, с одной стороны, будучи территориальным министерством, не дублировать то, что делают иные отраслевые ведомства, ни в коем случае не превращаться во второй Минтранс, во второй Минздрав, но вместе с тем сфокусироваться на тех ключевых приоритетах, которые действительно позволят дать опережающее, ускоренное развитие Дальнего Востока.

Вы определили в Послании Федеральному Собранию Дальний Восток в качестве национального приоритета на весь ХХI век, поручили проработать вопрос создания сети территорий опережающего развития. Мы уже Вам докладывали, что мы провели подробный полевой анализ, маркетинговую работу ведём, подготовили законопроект.

Главное, к чему должна привести вся эта работа, – мы должны этими территориями опережающего развития выиграть конкуренцию, условия инвестирования и ведения бизнеса на Дальнем Востоке с нашими прямыми конкурентами в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Можно ли это сделать – сложно, но можно. И мы сегодня практически понимаем, что та работа, которая ведётся сегодня Министерством, находит понимание и отклик у иностранных инвесторов, они действительно выражают заинтересованность.

И главный для них вопрос, они фактически говорят об одном: «Вы сделайте то, что вы предлагаете сделать, вы это сделайте – и принятие законопроекта, и те площадки, которые вы показываете». Они говорят: «Мы на одном языке с вами разговариваем».

Для них инструмент знакомый, для них похожие вещи и Южная Корея предлагает, и Китай. И Япония сейчас то же самое стала делать, они тоже приняли новый закон о стратегических зонах хозяйствования в Японии в конце прошлого года. Мы внимательно изучаем всё, что делают конкуренты, чтобы понимать, как нам сделать лучше.

Мы рассчитываем, что после принятия законопроекта, после выделения необходимого финансирования (у нас тоже всё посчитано по каждой территории опережающего развития, как необходимые вложения, так и эффекты, которые могут быть достигнуты) с 1 января 2015 года мы можем стартовать с проектом создания территорий опережающего развития и привлечения новых инвесторов. Это фактически гринфилд.

И ключевая здесь вещь, хочу подчеркнуть: мы в Минфине, в Правительстве нашли понимание, что если мы создаём эти благоприятные условия, в том числе даём пакет налоговых преференций, в этом случае к нам приходит инвестор. Если мы этого не сделаем, то он просто к нам не придёт, это будет наша упущенная выгода. Здесь дилемма ровно такая.

Мы, конечно, изначально закладываемся на правильное администрирование этого процесса, планируем создание наблюдательных советов по каждой территории опережающего развития, для того чтобы всё было прозрачно, понятно, наиболее эффективным образом организовано.

В итоге что нам дадут ТОРы [территории опережающего развития]? В горизонте 10 лет первые 14 территорий опережающего развития, которые сегодня отобраны и наиболее подходят для этого, что называется, наиболее готовый продукт – это один триллион частных инвестиций, внебюджетных инвестиций, которые мы можем привлечь и которые не привлекли бы, если бы не создали такой инструмент.

Второй приоритет. Мы очень внимательно проанализировали те инвестиционные проекты, которые заявлялись на Дальнем Востоке, которые есть на Дальнем Востоке, частично, может быть, даже началась их реализация. Более 340 инвестиционных проектов за эти полгода мы отсмотрели внимательно и профессионально.

Из 340 проектов выбрали самые готовые и самые эффективные проекты, которые могут дать значимый с точки зрения территории эффект для её развития. Всего таких проектов, которые удовлетворяют тем характеристикам и требованиям, о которых я сказал, – 18. И эти проекты в совокупности дают Дальнему Востоку 2,5 триллиона частных инвестиций.

За каждым проектом стоит конкретный, понятный частный инвестор, это в основном российские инвесторы, в отличие от первого случая (ТОРы – это всё-таки больше для иностранных), это наши, российские инвесторы. И фактически реализация этих проектов – это, я бы сказал так, создание новой экономики Дальнего Востока. ТОРы в совокупности с инвестпроектами – это удвоение ВРП за десять лет, ВРП на Дальнем Востоке.

Причём расчёты, которые мы выполнили, соответствующие расчёты с инвесторами, и наши коллеги по Правительству их тоже внимательно посмотрели, – это не просто такое абстрактное упражнение, мы госпрограмму вокруг этих проектов построили, на языке соответствующего государственного программирования всё это выразили и в Правительство направили.

Что можно отметить? Например, на Чукотке два горно-обогатительных комбината запущено с начала года, 183 процента – индекс промышленного производства по этому региону России. И из такой конкретной прикладной микроэкономической проектной работы и складывается новая экономика.

В.ПУТИН: Но нужно только, чтобы это всё переходило в практическую плоскость, так, как на Чукотке.

А.ГАЛУШКА: Да, абсолютно верно, Владимир Владимирович.

В.ПУТИН: Чтобы не осталось на бумаге.

А.ГАЛУШКА: Могу сказать, что лично для меня это вообще главный вопрос. Я, если честно, не привык такими упражнениями заниматься. Вообще хочется, главное, добиться результата.

Третий приоритет очень важный. Помимо таких прорывных точек, как территории опережающего развития, инвестиционные проекты, которые мы поддерживаем, индивидуально сопровождаем, добиваемся их реализации, не менее важно комплексное развитие территорий Дальнего Востока, социальной сферы.

В этой связи в Министерстве мы организовали и провели работу по анализу самых разных государственных программ с точки зрения того, как в этих программах Дальний Восток представлен: что у нас Дальний Восток в программе здравоохранения, в программе образования, в программе социальной поддержки граждан. Ранее такая работа не проводилась.

Что мы для себя выяснили? С одной стороны, мы видим объективно: территория Дальнего Востока не освоена ещё.

В.ПУТИН: Конечно.

А.ГАЛУШКА: И по характеристикам социальной среды, условиям для жизни отстаёт от среднероссийских показателей, это с одной стороны. А с другой стороны, в госпрограммах в пересчёте на одного жителя (притом что у нас немного людей там живёт – 6,2 миллиона человек) – удельное недофинансирование Дальнего Востока по сравнению со среднероссийскими показателями.

Мы считаем это существенной проблемой, когда, с одной стороны, нам эту территорию развивать нужно, она не освоена, а в госпрограммах она никак не представлена. Есть примеры, когда финансирование просто в десятки раз в пересчёте на одного человека ниже, чем в среднем по Российской Федерации.

Мы просчитали, что даст выравнивание. Просто вывести на средний по России уровень, плюс, может быть, даже если небольшой повышающий коэффициент опережающего развития 1,3 применить, то в ближайшие три года это 400 миллиардов перераспределения денег в госпрограммах.

В.ПУТИН: В пользу Дальнего Востока.

А.ГАЛУШКА: В пользу Дальнего Востока. Причём обоснование именно в том – давайте хоть нормально финансировать, как в среднем по России, но, может быть, чуть выше по некоторым направлениям, 400 миллиардов.

И это тоже ресурс, ресурс развития территории. Причём в этом случае, на наш взгляд, Минвостокразвития свою очень понятную нишу занимает: с одной стороны, мы делаем регионы ближе к Москве, с другой стороны, Москва становится ближе к регионам.

Почему так произошло? Когда стали разбираться, то стало понятно, что это то, что в экономике называется «ловушка отсталости», просто руки даже не доходят толком. А у региональных руководителей – тоже в Москву не налетаешься постоянно. Вот и возникла такая картина. Причём мы с регионами эту позицию отработали.

У нас конкретные предложения по конкретным объектам: это больницы, спортивные сооружения, объекты социальной инфраструктуры. Этот ресурс подкреплён конкретными предложениями по объектам и мероприятиям, которые мы отработали с регионами Дальнего Востока.

И мы эту проблему вынесли на уровень Председателя Правительства, доложили соответствующим образом. Получили поручение о том, что нужно в госпрограммах выделить и специальный раздел, и опережающее финансирование предусмотреть.

Пока эта работа идёт, не просто, но идёт. И, на наш взгляд, если даже эти три вещи нам сделать практически, 18 наиболее значимых инвестпроектов до конца довести, до их логического завершения, до выпуска продукции, рабочих мест, налогов, создать территории опережающего развития для привлечения новых инвестиций, которые прежде всего на рынки АТР ориентированы, нормально разобраться с госпрограммами, приоритезировать их и обеспечить нормальное финансирование Дальнего Востока – вот всё это вместе даёт, и реализация этих трёх приоритетов, мы понимаем, что это ресурс развития Дальнего Востока и его подъёма.

В.ПУТИН: Это реалистично, согласен.

А.ГАЛУШКА: Эта работа непростая, трудная, но сделать это можно.

Не забудьте поделиться новостью.
Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии к записи Рабочая встреча с Министром по развитию Дальнего Востока Александром Галушкой отключены

Комментарии закрыты.